Судебная практика о взыскании морального вреда при ДТП

Решение

Дело: 2-43/2013

Дата опубликования: 27 сентября 2013 г.

Моргаушский районный суд Чувашии

Дело № 2-43/2013

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

12 марта 2013 года                       с. Моргауши

Моргаушский районный суд Чувашской Республики в составе председательствующего судьи Трихалкина С.В., при секретаре судебного заседания Павловой Н.Г., с участием представителя истцов Щаблевой И.В., действующей на основании доверенности, представителя ответчика БУ «Моргаушская центральная районная больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики – адвоката Егоровой Н.А., представившей удостоверение и ордер, помощника прокурора <адрес> Чернова А.В., рассмотрев гражданское дело по иску Шаяхметовой Ларисы Викторовны, Константиновой Светланы Рифгатовны к бюджетному учреждению Чувашской Республики «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики о компенсации материального и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием,

у с т а н о в и л :

Шаяхметова Л.В. обратилась в суд к бюджетному учреждению Чувашской Республики «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики (далее по тексту БУ ЧР «Моргаушская ЦРБ») с исковым заявлением о компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием. Исковое заявление мотивировано тем, что ДД.ММ.ГГГГ произошло дорожно-транспортное происшествие, при котором был совершен наезд автомобиля <данные изъяты>» государственный регистрационный знак <данные изъяты>, под управлением водителя ФИО2 на пешехода ФИО8. В результате данного дорожно-транспортного происшествия ФИО8 получил телесные повреждения, несовместимые с жизнью, в результате чего скончался на месте дорожно-транспортного происшествия. Водитель ФИО2 на момент дорожно-транспортного происшествия и наезда на пешехода ФИО8 являлся работником БУ ЧР «Моргаушская ЦРБ» и находился при исполнении служебных обязанностей. Истица Шаяхметова ЛВ. состояла в браке с погибшим с ДД.ММ.ГГГГ. В виду гибели супруга Шаяхметова Л.В. испытывала моральные страдания, так как она лишилась помощи и поддержки супруга, как в материальном, так и моральном аспекте. Неожиданная смерть супруга сильно повлияла на моральное состояние истца, как результат участились повышения давления, тревожное состояние, бессонница. Истице был причинен большой моральный вред по поводу бессрочной кончины близкого человека – мужа. Просит суд взыскать с ответчика как с владельца источника повышенной опасности в её пользу сумму причиненного морального вреда в сумме 100000 руб.

Также Константинова С.Р. обратилась в суд с иском к БУ ЧР «Моргаушская ЦРБ» о компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием. Исковое заявление мотивировано тем, что ДД.ММ.ГГГГ произошло дорожно-транспортное происшествие, при котором был совершен наезд автомобиля <данные изъяты>» государственный регистрационный знак <данные изъяты>, под управлением водителя ФИО2 на пешехода ФИО8. В результате данного дорожно-транспортного происшествия ФИО8 получил телесные повреждения, несовместимые с жизнью, в результате чего ФИО8 скончался на месте дорожно-транспортного происшествия. Водитель ФИО2 на момент дорожно-транспортного происшествия и наезда на пешехода ФИО8 являлся работником БУ «<адрес> больница» и находился при исполнении служебных обязанностей. В связи со смертью отца ФИО8 истицей были организованы похороны. В связи с чем ей были понесены расходы по захоронению в размере : – ритуальные услуги в ГУЗ « ГБСМЭ» 2915 рублей; ритуальные услуги по организации похорон и установка ограды 7598 рублей; погребальные услуги 6765 рублей; ограда на могилу 4840рублей, изготовление и установка памятника 5202рубля, поминальный обе<адрес> рублей. всего на сумму 37645 рублей. Константинова С.Р. является дочерью погибшего ФИО8. Смерть отца потрясла истицу, так как между ними были доверительные и теплые отношения. Внезапная смерть сильно повлияла на истицу, так как она осознавала. Что в его лице она потеряла отца, а дочь истицы – заботливого и душевного дедушку, при этом её мучила бессонница, постоянное беспокойство за жизнь близких. Истице был причинен большой моральный вред по поводу бессрочной кончины близкого человека. Просит суд взыскать с ответчика как с владельца источника повышенной опасности в её пользу сумму причиненного материального ущерба в размере 37645 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 100000 руб.

Определением Моргаушского районного суда Чувашской Республики от ДД.ММ.ГГГГ гражданское дело №2-43/2013 по иску Шаяхметовой Ларисы Викторовны к БУ ЧР «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики о компенсации материального и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием объедено в одно производство с гражданским делом №2-44/2013 по иску Константиновой Светланы Рифгатовны к БУ ЧР «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики о компенсации материального и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, и присвоен номер 2-43/2013.

Истцы Шаяхметова Л.В., Константинова С.Р. в судебное заседание не явились, в своем заявлении просят рассмотреть дело в их отсутствии с участием представителя Щаблёвой И.В.

Представитель истцов Щаблёва И.В., в судебном заседании исковые требования поддержала по доводам, изложенным в исковом заявлении. Также поддержала ранее данные пояснения, дополнив, что согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ ФИО8 двигался по проезжей части в районе пешеходного перехода слева от автомобиля скорой помощи, то есть ФИО8 перешел половины проезжей части, которая является встречной для автомобиля скорой помощи. Таким образом, исполнил п.4.5 ПДД оценив расстояние до приближающегося транспортного средства, и убедился, что переход будет безопасен. Водитель ФИО2 в нарушении п.п. 10.2, 14.1 ПДД существенно превысил скорость движения в населенном пункте и не сбавил скорость в районе пешеходного перехода, что принудило пешехода изменить направление движения и скорость. Оснований движения с увеличенной скоростью у ФИО2 на данный момент отсутствовали. Так согласно материалам дела вызов кареты скорой помощи больной был осуществлен в 08 часов 00 минут. Транспортировка же больной осуществлялась в 18 часов вечера этого же дня. Вопреки Порядка оказания скорой медицинской помощи в автомобиле находился только фельдшер, который не осуществлял помощь больной, а располагался на пассажирском кресле справа от водителя. Таким образом, транспортировка пациента до сосудистого центра <адрес> с повышенной скоростью не было. Кроме того для получения преимущества перед другими участниками движения водители таких транспортных средств должны включать проблесковые маячки и специальный звуковой сигнал. Воспользоваться приоритетом они могут, только убедившись, что им уступают дорогу. На автомашине скорой помощи, которой управлял ФИО2, был включен лишь проблесковый маячок, а звуковой сигнал был сломан и он не функционировал. Водитель не убедился, что при движении пешеходы ему уступают дорогу. Таким образом, водитель ФИО2 в нарушении п.п. 3.1, 10.2, 14.1 ПДД двигался необоснованно на большой скорости, и не прибегнув к торможению, сбил пешехода, который передвигался с группой пешеходов, но в силу возраста не смог отреагировать на надвигающуюся на большой скорости автомашину и не смог перебежать проезжую часть.

Ответчик – БУ ЧР «Моргаушская ЦРБ» надлежаще извещенное о времени и месте рассмотрения дела на судебное заседание не явилось, не просило об отложении дела.

Представитель ответчика БУ ЧР «Моргаушская ЦРБ» – адвокат Егорова Н.А., исковые требования не признала. Пояснила, что вина водителя ФИО2 не установлена. В связи с этим просила снизить размер подлежащего взысканию морального вреда и материального ущерба.

Третье лицо – ФИО2 надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела на судебное заседание не явился, своего представителя не направил, не просил об отложении дела. Из объяснений, данных им в ходе судебного заседания ДД.ММ.ГГГГ, и оглашенных в суде следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 17 часов 40 минут он заступил на ночное дежурство и от фельдшера ФИО4 получил указание о необходимости отвезти больного в сосудистый центр <адрес>. Он получил путевой лист, после чего он, как водитель, фельдшер ФИО4 А.А., больная и сопровождающий больную (родственник) в 18 часов 05 минут выехали в <адрес>. Фельдшер ФИО4 А.А. сидел рядом с ним в салоне. В пути следования он включил проблесковые маячки. Специальный звуковой сигнал в тот момент не работал. Скорость его была примерно 100 км.ч.. Доезжая до поворота завод «Контур» он сбавил скорость до 80 км.ч. (разрешенная скорость движении 60 км.ч.). Видимость была нормальная, на столбах около остановки и пешеходного перехода горели фонари. Он двигался по левой крайней полосе, ближе к центру. Приближаясь к пешеходному переходу, по встречной полосе, то есть со стороны <адрес> проехала автомашина «<данные изъяты>», белого цвета, грузовая. Свет фар данной автомашины его не ослепил. После того как автомашина «<данные изъяты>» проехала, по пешеходному переходу прошли люди. Он, подумав, что там больше никого нет и не убедившись в этом, поехал дальше. В это время он увидел пешехода, переходящего дорогу. В связи с тем, что до данного пешехода оставалось примерно 3 метра, избежать удара не удалось. Мужчина ударился о капот его автомашины. Он провез данного мужчину на капоте примерно 3 метра, после чего мужчину отбросило вперед примерно на 20 метров. Осмотрев мужчину, фельдшер сообщил, что тот умер. Свою вину он признает, однако он не согласен с суммой компенсации морального вреда.

Третье лицо – представитель ООО «Росгосстрах-Поволжья» также надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела на судебное заседание не явился, не просил об отложении дела.

Суд с согласия сторон рассмотрел дело при имеющейся явке.

Исследовав материалы настоящего дела, заслушав доводы представителя истцов и представителя ответчика, выслушав заключение прокурора, полагавшего возможным частично удовлетворить требования истов, суд приходит к следующему.

Согласно Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст.2); в Российской Федерации как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, охраняется здоровье людей (ст.7); осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст.17, ч.3); каждый имеет право на жизнь, право на государственную охрану достоинства личности и право на охрану здоровья (ст. 20, ч.1; ст.21, ч.1; ст.41, ч. 1).

Статья 8 ГК РФ предусматривает, что гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе и из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности, а также вследствие причинения вреда другому лицу.

В соответствии со ст.9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Согласно ст.12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется, в том числе путем компенсации морального вреда.

Гражданский кодекс Российской Федерации (гл.59), устанавливая- исходя из конституционных основ правового регулирования отношений, связанных с возмещением вреда, причиненного деликтом, – общие положения о возмещении вреда (ст.ст.1064 – 1083), предусматривает специфику ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст.1079), и особенности компенсации морального вреда (ст.ст.1099 – 1101).

Согласно ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и других…), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Установленная ст.1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред (п.11).

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов 00 минут на участке проезжей части напротив <адрес>, водитель ФИО2, находящийся в трудовых отношениях с бюджетным учреждением Чувашской Республики «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики, управляя автомашиной марки «<данные изъяты>» государственный регистрационный знак <данные изъяты>, совершил наезд на пешехода ФИО8. В результате данного дорожно-транспортного происшествия пешеход ФИО8 получил телесные повреждения, от которых скончался на месте дорожно-транспортного происшествия.

Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от ДД.ММ.ГГГГ следователем отдела по расследованию преступлений на обслуживаемой территории ОП № СУ УМВД России <адрес> в возбуждении уголовного дела по факту наезда водителем ФИО2 на пешехода ФИО8 при ДТП от ДД.ММ.ГГГГ, отказано.

Согласно акту судебно-медицинского исследования трупа №от ДД.ММ.ГГГГ, проведенного в рамках материала проверки сообщения о ДТП, установлено, что смерть ФИО8, <данные изъяты> рождения наступила от сочетанной тупой травмы, закрытой черепно-мозговой травмы, в виде перелома правой височной кости с переходом на основание, кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку, в желудочки головного мозга, разрывов оболочек головного мозга, кровоизлияний в мягкие ткани головы, с кровоподтеком и ссадинами на коже головы, закрытой травмой туловища в виде переломов ребер справа по нескольким анатомическим линиям с повреждением пристеночной плевры,, перелома правой ключицы, верхней ветви левой лонной кости, кровоизлияний в плевральные и брюшную полости, в клетчатку переднего и заднего средостений, под легочную плевру и в ткань легких,, под капсулу и в ткань печени, в печеночно-желудочную связку. под серозную оболочку желудка в брыжейку поперечной ободочной кишки, в забрюшинную клетчатку справа, в лоханку правой почки, разрывов легочной плевры и ткани лёгких, капсулы и ткани печени с размозжением, разрывов правой почки, кровоизлияний в мягкие ткани туловища, кровоподтека на коже туловища, открытой травмы правой голени в виде переломов большеберцовой и малоберцовой костей, кровоизлияний в мягкие ткани, ушибленной раны, кровоподтеков и ссадин на коже. Данная травма образовалась в результате воздействия тупого твердого предмета (предметов), могла образоваться в результате в результате дорожно-транспортной травмы, причинила тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека. Судебно-химическим исследованием крови от трупа этиловый и другие спирты не обнаружены.

Доказательство отсутствия вины ФИО2 суду не представлено.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данными им в постановлении от 26 января 2010 года №1 согласно ст.ст.1068 и 1079 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности (п.19).

В силу ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п.2 и 3 ст.1083 названного Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно свидетельства о регистрации транспортного средства <адрес>, выданного ДД.ММ.ГГГГ ГИБДД МВД Чувашии, собственником транспортного средства «<данные изъяты>» с государственным регистрационным знаком <данные изъяты> является БУ ЧР «Моргаушская ЦРБ».

Согласно трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между БУ «Моргаушская центральная районная больница» в лице главного врача Данилова В.Г. именуемый в дальнейшем «Работодатель» с одной стороны и ФИО2 именуемый в дальнейшем «Работник», с другой стороны, заключен настоящий договор о нижеследующем:1.1. По настоящему трудовому договору Работник обязуется лично выполнять определенную настоящим договором трудовую функцию по профессии (должности) водителя в отделении скорой медицинской помощи с подчинением внутреннему трудовому распорядку организации, а работодатель обязуется предоставить Работнику работу по обусловленной трудовой функции. Дата начала работы ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно выписке из приказа по Моргаушскому ЦРБ от ДД.ММ.ГГГГ за №-к, ФИО2 принят на должность водителя автомашины «Скорая медицинская помощь» с ДД.ММ.ГГГГ.

ФИО2 управлял транспортным средством, принадлежащим БУ «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики, находился при исполнении служебных обязанностей, данный факт ответчик не отрицал, в связи с чем на основании ст.1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, лежит на БУ «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что превышение водителем «<данные изъяты>» максимально разрешенной скорости (60 км/ч) не находится в причинной связи с фактом ДТП, так как водитель автомобиля «<данные изъяты>», при движении со скоростью 60 км/час в данных дорожных условиях не располагал бы технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем применения экстренного торможения, так как остановочный путь автомобиля «<данные изъяты>» был больше расстояния удаления автомобиля «<данные изъяты>» от пешехода в момент начала возникновения опасности для движения в условиях места происшествия. Водитель автомобиля «<данные изъяты>» в данной дорожно-транспортной ситуации следовало руководствоваться требованиями пунктов 3.1, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения. Пешеходу в данной дорожно-транспортной ситуации следовало руководствоваться требованиями пунктов 4.3, 4.5 Правил дорожного движения РФ.

Доказательства тому, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, ответчиком суду не представлено.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данных им в постановлении от 26 января 2010 года №1, учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (ст.1100 ГК РФ).

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда (п.32).

В силу п.2 ст.1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Определяя размер компенсации морального вреда истов, суд исходит из объяснений истцов, изложенных в исковом заявлении, обоснованных тем, что в результате дорожно-транспортного происшествия им причинены реальные нравственные страдания, потерей близкого человека – мужа для Щаяхметовой Л.В. и отца для Константиновой С.Р.

Из показаний допрошенной в качестве свидетеля Кирилловой Л.В. следует, что она знакома с Константиновой С.Р. и Шаяхметовой Л.В. длительное время. Знала и погибшего ФИО8. Они жили дружно. После смерти ФИО8 Константинова С.Р. часто начала болеть, у нее был стресс, она переживала, долго не могла смериться со смертью отца, постоянно плакала. Она начала бояться за своих близких, если кто-то долго не возвращается домой. Сам ФИО8 был жизнерадостным человеком, занимался спортом, не имел вредных привычек.

В ходе судебного заседания судом не найдено оснований для освобождения БУ «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики от обязанности возместить причиненный моральный вред истцам

Принимая во внимание то, что требование о компенсации морального вреда связано с причинением смерти близкого родственника истцов источником повышенной опасности, учитывая факт невозмещения ущерба ответчиком по прошествии более двух лет с момента совершения дорожно-транспортного происшествия, суд считает необходимым удовлетворить требования истца о компенсации морального вреда с учетом требований разумности и справедливости в сумме 100 000 руб.

В соответствии с ч.2 ст.1083 ГК РФ при причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 23.03.1979 N 1 (ред. от 26.04.1984) “О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением” в случаях, когда материальный ущерб от преступления возник вследствие смерти потерпевшего, гражданский иск о возмещении вреда могут предъявить лица, имеющие в соответствии действующим законодательством право на возмещение вреда в связи с потерей кормильца, а также лица, понесшие расходы на погребение.

Данное положение также отражено в ст. 1094 ГК РФ, согласно которому лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

В связи со смертью ФИО8 истицей Константиновой С.Р. также заявлены требования о компенсации причиненного материального ущерба понесенных расходов по захоронению.

Так согласно договору на оказании ритуальных услуг № от ДД.ММ.ГГГГ стоимость ритуальных услуг в ГУЗ « ГБСМЭ» составляет 2915 рублей; согласно товарному чеку от ДД.ММ.ГГГГ стоимость ритуальных услуг по организации похорон и установке ограды составило 7598 рублей; согласно товарному чеку от ДД.ММ.ГГГГ стоимость ограды составила 4840 рублей, согласно товарному чеку от ДД.ММ.ГГГГ стоимость погребальных услуг составила 6765 рублей, согласно договора № от ДД.ММ.ГГГГ изготовление, доставка и установка надгробного памятника составила 5202 руля, согласно счета № от ДД.ММ.ГГГГ стоимость поминального обеда составила 10325 руб., итого всего на сумму 37645 рублей.

Суд признает допустимыми доказательствами по делу все предоставленные суду письменные доказательства и документы, поскольку они получены с соблюдением требований законодательства РФ, сторонами не предоставлено каких-либо доводов и оснований позволяющих признать какое-либо из имеющихся письменных доказательств недопустимым.

При таких обстоятельствах суд находит исковые требования Константиновой Светланы Рифгатовны о компенсации материального ущерба обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Для определения разумных пределов затрат, связанных с защитой интересов представляемого лица, могут приниматься во внимание, в частности, время, которое мог затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов, продолжительность рассмотрения и сложность дела.

Разумность пределов возмещения расходов на представителя означает, что выигравшая сторона вправе рассчитывать на возмещение необходимых расходов.

В обоснование ходатайства о компенсации понесенных издержек истцами представлены договора на оказание юридических услуг № от ДД.ММ.ГГГГ, квитанции, подтверждающие оплату услуг представителя (Шаяхметовой Л.В. на сумму 9200 руб., Константиновой С.Р. на сумму 11 200 руб.), а также акты исполнения работ по оказанию юридических услуг по указанным договорам.

Исходя из реальности оказанной юридической помощи, с учетом объема письменных документов, составленных и подготовленных представителя, количества времени участия в заседаниях, сложности дела, суд ходатайство истцов о взыскании с ответчика расходов по оплате услуг представителя удовлетворяет в сумме по 5000 руб.

Согласно ст.98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой вынесено решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные судебные расходы.

В соответствии со ст.103 ГПК РФ издержки, понесенные судом при рассмотрении дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Согласно ч.2 ст.61.1 Бюджетного кодекса РФ в бюджеты муниципальных районов подлежат зачислению налоговые доходы от федеральных налогов и сборов по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, мировыми судьями (за исключением Верховного Суда Российской Федерации).

Учитывая, что в соответствии со ст.333.36 НК РФ истица Константинова С.Р. освобожден от уплаты государственной пошлины в доход государства, государственная пошлина подлежит взысканию с ответчика пропорционально удовлетворенным требованиям, то есть в размере 1329 руб. 35 коп.

Согласно ч.3 ст.196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

В силу требований ст. 195 ГПК РФ суд основывает свое решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, оценивая все доказательства, предоставленные суду в их совокупности. Обязанность же предоставлять суду доказательства, доказать те обстоятельства, на которые имеются ссылки в обоснование либо опровержение заявленных в суд требований, закон – ст.ст.56 -57 ГПК РФ, возлагает на стороны по делу. В данном случае суд при вынесении решения исходил из тех доказательств, которые были предоставлены сторонами по делу, иных доказательств по делу не представлено и не просили исследовать их.

Руководствуясь ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Шаяхметовой Ларисы Викторовны, Константиновой Светланы Рифгатовны удовлетворить частично.

Взыскать с бюджетного учреждения Чувашской Республики «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики в пользу Шаяхметовой Ларисы Викторовны в счет возмещения морального вреда в размере 100 000 (сто тысяч) рублей, в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя 5000 (пять тысяч) рублей.

Взыскать с бюджетного учреждения Чувашской Республики «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики в пользу Константиновой Светланы Рифгатовны в счет возмещения морального вреда в размере 100 000 (сто тысяч) рублей, в счет возмещения материального ущерба в размере 37 645(тридцать семь тысяч шестьсот сорок пять) рублей 00 копеек, в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя 5000 (пять тысяч) рублей.

Взыскать с бюджетного учреждения Чувашской Республики «<адрес> больница» Министерства здравоохранения и социального развития Чувашской Республики государственную пошлину в доход муниципального образования <адрес> Чувашской Республики в размере 1329 (одну тысячу триста двадцать девять) руб. 35 коп.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Чувашской Республики через Моргаушский районный суд Чувашской Республики в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 15 марта 2013 года.

Судья Моргаушского районного суда

Чувашской Республики                                                         С.В.Трихалкин

компенсация морального вреда причиненного смертью близкого родственника (2-15/2012, 2-198/2012, 2-276/2012, 2-302/2012, 2-320/2012)

Гражданское дело № 2-15/2012 по иску Т-к к МУП «**** г. Змеиногорска», ТЦ ***, ОАО «****» и администрации Змеиногорского района о компенсации морального вреда причиненного смертью близкого родственника.

Истцы обратились в суд с названным иском указывая, что при исполнении трудовых обязанностей Т получил удар электрическим током и в результате полученного термического ожога скончался. Данный несчастный случай произошел по вине ответчиков. В результате виновных действий ответчиков истцам был причинен моральный вред, который выразился в физических и нравственных страданиях. Просят взыскать с ответчиков в счет компенсации морального вреда 350000 рублей в пользу каждого.

При определении компенсации морального вреда суд принял во внимание, что погибший является близким родственником, с потерей которого истцы испытывают моральные переживания, принял во внимание доводы истцов относительно ухудшения состояния их здоровья по причине потери сына.

С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчиков 125000 руб. в пользу каждого истца.

Не согласившись с решением Змеиногорского городского суда, ответчик ОАО «****» подал апелляционную жалобу, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда 1 инстанции оставлено без изменения, жалоба ответчика без удовлетворения.

Судебная коллегия указала, что размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с требованиями 1101 ГК РФ с учетом грубой неосторожности потерпевшего Т., размер компенсации морального вреда, определенный судом 1 инстанции в возмещение истцам, отвечает принципу разумности и справедливости, он соразмерен страданиям, которые претерпели истцы, учтены все фактические обстоятельства дела.

Гражданское дело № 2-198/2012 по иску А к Л о компенсации морального вреда причиненного смертью близкого родственника.

А обратилась в суд с названным иском, указывая, что водитель Н управляя автомобилем принадлежащим Л выехал на полосу встречного движения, где допустил касательное столкновение с автомобилем в котором находился ее сын. В результате ДТП ее сын погиб. Указывает, что ей причин моральный вред, который выразился в страданиях и переживаниях после смерти ее единственного сына. Просила взыскать в ее пользу с ответчика Л в счет компенсации морального вреда 200000 руб. Ответчик исковые требования не признал в полном объеме, указывая, что в ДТП его вины нет, о чем свидетельствует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Указывал, что владелец источника повышенной опасности только перед потерпевшим отвечает независимо от вины. Так как потерпевший погиб, то компенсация морального вреда родственникам погибшего, подлежит взысканию только при наличии виновных действий ответчика, при этом лично он вред непосредственно истице не причинял.

При определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание, что истица в результате ДТП потеряла своего сына, что негативно на ней сказалось, ее возраст, однако истицей не было предоставлено доказательств, подтверждающих ухудшение её здоровья. С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчика в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Не согласившись с решением суда 1 инстанции, ответчик подал апелляционную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда оставила решение без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Гражданское дело № 2-276/2012 по исковому заявлению С к К, краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения (КГБУЗ) «****» о возмещении материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда.

Истица обратилась с названным иском, указывая, что в МУЗ «***» умер её супруг С в связи со смертью было возбуждено уголовное дело в отношении врача больницы К. Приговором Змеиногорского городского суда К был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ, однако от наказания был освобожден в связи с истечением сроков давности.

В связи со смертью супруга, она и члены ее семьи перенесли сильные нравственные страдания, потеря любимого человека вызвала сильную и длительную депрессию, стрессы в течение всего последующего времени. Длительное расследование и рассмотрения уголовного дела также наложило (виновный не признавал своей вины в совершении преступления) на нравственный климат в семье негативный характер – весь период до вынесения приговора суда она и члены семьи находились в постоянной нервной напряженности, ожидании справедливого решения и наказания виновных. Все это причинило и причиняет ей сильный морально нравственные страдания (моральный вред), который она оценивает в 10000 000 рублей. Просит взыскать с К и МУЗ «****» материальный ущерб в размере 167949 руб. 85 коп. и компенсацию морального вреда в сумме 10000000 руб.

Ответчики исковые требования не признали.

При определении компенсации морального вреда суд учел все фактические обстоятельства по делу, неосторожные действия К, в результате которых истица потеряла своего супруга, моральные переживания истицы связанные с потерей супруга.

С учетом разумности и справедливости суд определил исковые требования удовлетворить частично, взыскать в счет возмещения материального ущерба (затрат на погребение) 79 156 руб. 25 коп., в счет компенсации морального вреда 100000 руб. в остальной части иска отказать.

Не согласившись с решением суда 1 инстанции, истица подала апелляционную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам АКС, в апелляционном определении указала, что суд первой инстанции, определяя компенсацию в размере 100000 руб. не в полной мере учел обстоятельства причинения вреда, характер физических и нравственных страданий истца, индивидуальные особенности потерпевшей. Так в исковом заявлении и в ходе рассмотрения дела истица указывала, что нравственные страдания связаны с потерей любимого человека, что вызвало депрессию, стрессы, К не признавал вину в совершении преступления, от чего она и члены ее семьи находились в нервном напряжении в ожидании справедливого решения и наказания виновных, она лишилась дружной, полноценной семьи.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия посчитала, что необходимо изменить решение в части размера компенсации морального вреда взыскав с ответчика КГБУЗ «*****» в пользу истца 800000 рублей. При этом судебная коллегия исходила из того, что семья, семейные психофизиологические связи – нематериальное благо, позволяющее человеку вести полноценную жизнь, реализация потребностей в любви, заботе, понимании, через семью осуществлять связь с обществом.

Гражданское дело 2-302/2012 по иску З к ОАО «****» о возмещении вреда причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

З обратилась в суд с названным иском, указывая, что ее супруг управляя автомобилем, допустил наезд на натянутый поперек проезжей части металлический трос, используемый в качестве гибкой сцепки при буксировки автомобиля УРАЛ. В результате чего ее супруг получил телесные повреждения, от которых скончался в больнице.

Просит взыскать с ответчика в ее пользу 118 440 руб. в возмещение вреда, а также 2000000 рублей в счет компенсации морального вреда, поскольку в результате ДТП погиб близкий ей человек, с которым она прожила в браке продолжительное время, имеет с ним двух совместных детей. В результате смерти супруга, она испытала сильное нравственное потрясение, до настоящего времени испытывает горечь утраты от потери родного ей человека.

При определении компенсации морального вреда, суд принял во внимание, что истица в результате ДТП потеряла своего супруга, что негативно на ней сказалось, её возраст, моральные переживания связанные с потерей супруга. С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчиков в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решение в апелляционном порядке не обжаловалось.

Гражданское дело 2-320/2012 по иску Л к ОАО «****» о возмещении вреда причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Л обратился с названным иском, указывая, что З управляя автомобилем с пассажирами Л, П, П, К допустил наезд на натянутый поперек проезжей части металлический трос, используемый в качестве гибкой сцепки при буксировки автомобиля УРАЛ. В результате чего Л скончалась на месте происшествия. Просит взыскать с ответчика в его пользу моральный вред в размере 2000000 руб., поскольку погиб близкий человек, с которым прожил в браке длительное время и имеет совместных детей. В результате смерти супруги, он испытал сильное нравственное потрясение, до настоящего времени испытывает горечь утраты от потери родного ему человека, а также расходы на погребение в размере 98726, 06 руб.

При определении компенсации морального вреда, суд принял во внимание, что истец в результате ДТП потерял свою супругу, что негативно на нем сказалось, его возраст, моральные переживания, связанные с потерей супруги. С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчиков в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решение в апелляционном порядке не обжаловалось.

компенсация морального вреда причиненного смертью близкого родственника (2-15/2012, 2-198/2012, 2-276/2012, 2-302/2012, 2-320/2012)

Гражданское дело № 2-15/2012 по иску Т-к к МУП «**** г. Змеиногорска», ТЦ ***, ОАО «****» и администрации Змеиногорского района о компенсации морального вреда причиненного смертью близкого родственника.

Истцы обратились в суд с названным иском указывая, что при исполнении трудовых обязанностей Т получил удар электрическим током и в результате полученного термического ожога скончался. Данный несчастный случай произошел по вине ответчиков. В результате виновных действий ответчиков истцам был причинен моральный вред, который выразился в физических и нравственных страданиях. Просят взыскать с ответчиков в счет компенсации морального вреда 350000 рублей в пользу каждого.

При определении компенсации морального вреда суд принял во внимание, что погибший является близким родственником, с потерей которого истцы испытывают моральные переживания, принял во внимание доводы истцов относительно ухудшения состояния их здоровья по причине потери сына.

С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчиков 125000 руб. в пользу каждого истца.

Не согласившись с решением Змеиногорского городского суда, ответчик ОАО «****» подал апелляционную жалобу, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда 1 инстанции оставлено без изменения, жалоба ответчика без удовлетворения.

Судебная коллегия указала, что размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с требованиями 1101 ГК РФ с учетом грубой неосторожности потерпевшего Т., размер компенсации морального вреда, определенный судом 1 инстанции в возмещение истцам, отвечает принципу разумности и справедливости, он соразмерен страданиям, которые претерпели истцы, учтены все фактические обстоятельства дела.

Гражданское дело № 2-198/2012 по иску А к Л о компенсации морального вреда причиненного смертью близкого родственника.

А обратилась в суд с названным иском, указывая, что водитель Н управляя автомобилем принадлежащим Л выехал на полосу встречного движения, где допустил касательное столкновение с автомобилем в котором находился ее сын. В результате ДТП ее сын погиб. Указывает, что ей причин моральный вред, который выразился в страданиях и переживаниях после смерти ее единственного сына. Просила взыскать в ее пользу с ответчика Л в счет компенсации морального вреда 200000 руб. Ответчик исковые требования не признал в полном объеме, указывая, что в ДТП его вины нет, о чем свидетельствует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Указывал, что владелец источника повышенной опасности только перед потерпевшим отвечает независимо от вины. Так как потерпевший погиб, то компенсация морального вреда родственникам погибшего, подлежит взысканию только при наличии виновных действий ответчика, при этом лично он вред непосредственно истице не причинял.

При определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание, что истица в результате ДТП потеряла своего сына, что негативно на ней сказалось, ее возраст, однако истицей не было предоставлено доказательств, подтверждающих ухудшение её здоровья. С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчика в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Не согласившись с решением суда 1 инстанции, ответчик подал апелляционную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда оставила решение без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Гражданское дело № 2-276/2012 по исковому заявлению С к К, краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения (КГБУЗ) «****» о возмещении материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда.

Истица обратилась с названным иском, указывая, что в МУЗ «***» умер её супруг С в связи со смертью было возбуждено уголовное дело в отношении врача больницы К. Приговором Змеиногорского городского суда К был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ, однако от наказания был освобожден в связи с истечением сроков давности.

В связи со смертью супруга, она и члены ее семьи перенесли сильные нравственные страдания, потеря любимого человека вызвала сильную и длительную депрессию, стрессы в течение всего последующего времени. Длительное расследование и рассмотрения уголовного дела также наложило (виновный не признавал своей вины в совершении преступления) на нравственный климат в семье негативный характер – весь период до вынесения приговора суда она и члены семьи находились в постоянной нервной напряженности, ожидании справедливого решения и наказания виновных. Все это причинило и причиняет ей сильный морально нравственные страдания (моральный вред), который она оценивает в 10000 000 рублей. Просит взыскать с К и МУЗ «****» материальный ущерб в размере 167949 руб. 85 коп. и компенсацию морального вреда в сумме 10000000 руб.

Ответчики исковые требования не признали.

При определении компенсации морального вреда суд учел все фактические обстоятельства по делу, неосторожные действия К, в результате которых истица потеряла своего супруга, моральные переживания истицы связанные с потерей супруга.

С учетом разумности и справедливости суд определил исковые требования удовлетворить частично, взыскать в счет возмещения материального ущерба (затрат на погребение) 79 156 руб. 25 коп., в счет компенсации морального вреда 100000 руб. в остальной части иска отказать.

Не согласившись с решением суда 1 инстанции, истица подала апелляционную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам АКС, в апелляционном определении указала, что суд первой инстанции, определяя компенсацию в размере 100000 руб. не в полной мере учел обстоятельства причинения вреда, характер физических и нравственных страданий истца, индивидуальные особенности потерпевшей. Так в исковом заявлении и в ходе рассмотрения дела истица указывала, что нравственные страдания связаны с потерей любимого человека, что вызвало депрессию, стрессы, К не признавал вину в совершении преступления, от чего она и члены ее семьи находились в нервном напряжении в ожидании справедливого решения и наказания виновных, она лишилась дружной, полноценной семьи.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия посчитала, что необходимо изменить решение в части размера компенсации морального вреда взыскав с ответчика КГБУЗ «*****» в пользу истца 800000 рублей. При этом судебная коллегия исходила из того, что семья, семейные психофизиологические связи – нематериальное благо, позволяющее человеку вести полноценную жизнь, реализация потребностей в любви, заботе, понимании, через семью осуществлять связь с обществом.

Гражданское дело 2-302/2012 по иску З к ОАО «****» о возмещении вреда причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

З обратилась в суд с названным иском, указывая, что ее супруг управляя автомобилем, допустил наезд на натянутый поперек проезжей части металлический трос, используемый в качестве гибкой сцепки при буксировки автомобиля УРАЛ. В результате чего ее супруг получил телесные повреждения, от которых скончался в больнице.

Просит взыскать с ответчика в ее пользу 118 440 руб. в возмещение вреда, а также 2000000 рублей в счет компенсации морального вреда, поскольку в результате ДТП погиб близкий ей человек, с которым она прожила в браке продолжительное время, имеет с ним двух совместных детей. В результате смерти супруга, она испытала сильное нравственное потрясение, до настоящего времени испытывает горечь утраты от потери родного ей человека.

При определении компенсации морального вреда, суд принял во внимание, что истица в результате ДТП потеряла своего супруга, что негативно на ней сказалось, её возраст, моральные переживания связанные с потерей супруга. С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчиков в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решение в апелляционном порядке не обжаловалось.

Гражданское дело 2-320/2012 по иску Л к ОАО «****» о возмещении вреда причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Л обратился с названным иском, указывая, что З управляя автомобилем с пассажирами Л, П, П, К допустил наезд на натянутый поперек проезжей части металлический трос, используемый в качестве гибкой сцепки при буксировки автомобиля УРАЛ. В результате чего Л скончалась на месте происшествия. Просит взыскать с ответчика в его пользу моральный вред в размере 2000000 руб., поскольку погиб близкий человек, с которым прожил в браке длительное время и имеет совместных детей. В результате смерти супруги, он испытал сильное нравственное потрясение, до настоящего времени испытывает горечь утраты от потери родного ему человека, а также расходы на погребение в размере 98726, 06 руб.

При определении компенсации морального вреда, суд принял во внимание, что истец в результате ДТП потерял свою супругу, что негативно на нем сказалось, его возраст, моральные переживания, связанные с потерей супруги. С учетом разумности и справедливости, характером и объемом нравственных страданий, суд решил исковые требования удовлетворить частично, взыскать с ответчиков в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решение в апелляционном порядке не обжаловалось.

дело № 2-1217/12

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Санкт – Петербург 11 апреля 2012 года.

Кировский районный суд Санкт – Петербурга

в составе председательствующего Трофимова Р.С.,

с участием адвоката Анисимова А.М.,

при секретаре Цапенко Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Струнина А.В. к Скворцову С.В. о компенсации морального вреда,

у с т а н о в и л:

Истец, указывая, что в дорожно-транспортном происшествии ХХ февраля ХХХХ года погибла его мать, просит решением суда взыскать с ответчика управлявшего по доверенности автомобилем ГАЗ-3110 г/з ХХХ, компенсацию морального вреда в размере 4 000000 рублей и расходы на оплату услуг представителя в раз мере 5000 рублей.

Стороны в судебное заседание явились, истец и его представитель иск поддержали, ответчик согласился с иском по праву, но оспаривал по сумме, указывая, что имеет мать на инвалидности и официально не трудоустроен, фактически работает в киномонтаже, поэтому имеет сезонные заработки в среднем 20000 рубелей в месяц.

Суд, выслушав участников процесса явившихся в судебное заседание, изучив материалы дела, приходит к следующему.

Как видно из материалов дела в дорожно-транспортном происшествии ХХ февраля ХХХХ погибла С. Л.П. (л.д. 15, 18) – мать истца, родственные отношения подтверждаются свидетельством о рождении (л.д.17).

В возбуждении уголовного дела в отношении ответчика управлявшего по доверенности автомобилем ГАЗ-3110 г/з ХХХ, отказано в виду отсутствия состава преступления (л.д.136-142).

Положением ч.1 ст.1079 ГК РФ предусмотрено, что ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, подлежит возмещению владельцем источника повышенной опасности, деятельность которого связана с повышенной опасностью для окружающих.

Источник повышенной опасности автомобиль ГАЗ-3110 г/з Т 364 КУ 98 находился в пользовании и владении ответчика на основании доверенности и в момент дорожно-транспортного происшествия использовался ответчиком, что видно из материалов дела и не оспаривается ответчиком.

В силу ст.1064 ГК РФ причиненный вред возмещается лицом причинившим вред.

В силу ст.1100 ГК РФ в случае причинения вреда жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Положением ст.151 ГК РФ предусмотрено, что моральный вред заключается не только в физических, но и в нравственных страданиях причиненных гражданину.

Между тем переживания истца связанные с гибелью близкого человека – матери и являются нравственными страданиями, а сам факт родственных отношений и факт преждевременной гибели близкого родственника уже подтверждает, наличие таких переживаний, поэтому факт причинения морального вреда и наличие причинной связи между действиями ответчика и причинением истице морального вреда суд находит доказанными. При этом суд также отмечает, что в судебном заседании ответчик не оспаривал факт причинения истцу морального вреда в виде нравственных страданий.

Обоснованными находит суд доводы ответчика о снижении размера компенсации морального вреда с учетом его имущественного положения.

В соответствии с ч.3 ст.1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями совершенными умышленно.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела видно, что водитель Скворцов С.В. не имел технической возможности предотвратить наезд на пешехода С.Л.П. (л.д.141).

При этом суд учитывает и объяснения ответчика, что работает, он неофициально в шиномонтаже и его средний доход составляет 20 000 рублей в месяц.

Не могут служить основанием для снижения размера компенсации морального вреда доводы ответчика, что официально, он не трудоустроен, поэтому имеет периодический, а не регулярный доход. При этом суд отмечает, что ответчик не лишен возможности официального трудоустройства.

Также суд отмечает, что ответчик нетрудоспособных иждивенцев не имеет, а наличие матери инвалида 3-й группы (л.д.154) не может являться основанием для снижения размера морального среда, поскольку у матери ответчика, со слов последнего имеется еще один старший сын, а третья группа инвалидности не препятствует трудоустройству до выхода на пенсию по возрасту.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд в соответствии с ч.2 ст.151 ГК РФ принимает во внимание не только отсутствие вины нарушителя и его имущественное положение, но и степень нравственных страданий истца у которого преждевременно погиб близкий человек – мать и взыскивает с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 85000 рублей.

В соответствие со ст.100 ГПК РФ, суд взыскивает с ответчика расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 рублей. Учитывая работу представителя по составлению иска и представление интересов истца в суде сумму расходов в размере 5000 рублей (л.д.152-153), суд находит разумной и обоснованной.

Одновременно в соответствие со ст. 103 ГПК РФ суд взыскивает с ответчика пошлину в доход государства за рассмотрение судом спора неимущественного характера, в размере 200 рублей – установленном п.п. 3 п.1 ст.333.19 НК РФ.

Руководствуясь ст.12, ст.55, ст.56, ст.67, ст.100, ст.103, ст.194, ст.198 ГПК РФ суд,

Р Е Ш И Л:

Взыскать со Скворцова С. В. в пользу Струнина А. В. компенсацию морального вреда в размере 85 000 рублей и расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 рублей, всего 90000 (девяносто тысяч) рублей, в остальной части иска – отказать.

Взыскать со Скворцова Сергея Вячеславовича государственную пошлину в доход государства в размере 200 (двести) рублей.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца путем подачи апелляционной жалобы через канцелярию по гражданским делам Кировского районного суда Санкт – Петербурга.

Судья:

Дело №2-321/2012

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

город Оса 10 июля 2012 года

Осинский районный суд Пермского края в составе председательствующего судьи Пьянкова Д.А., при секретаре К., с участием истца Л., ее представителя – адвоката Тиссен И.Н., ответчика У., его представителя – адвоката Глухих А.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Л. к У. о компенсации морального вреда, Установил: В Осинский районный суд обратилась Л. с иском к У. в котором просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 рублей. В обосновании исковых требований истец указала на следующее: В ночь с 30 на дата в результате наезда погиб сын истца Б. дата Б. находился на работе до 17 ч., после 18 ч. ушел из дома. Около 0 ч.30 мин. дата истцу сообщили, что Б. был сбит автомашиной на <адрес> у <адрес>. На месте увидела своего сына лежащим на дороге. Полагает, что ответчик необоснованно избежал уголовной ответственности. Истец, являясь пенсионером, находилась на иждивении Б., который являлся кормильцем. Его смерть причинила истцу непередаваемые моральные страдания. При этом ответчик не принес даже извинений. Ссылаясь на положения ст.1079 ГК РФ просит взыскать с ответчика, как владельца транспортного средства, указанную сумму. (л.д.3). В судебном заседании истец на удовлетворении заявленных требований настаивала. Дополнительно пояснила, что ответчик не извинился до настоящего времени, компенсацию не выплачивал. Представитель ответчика просила удовлетворить иск в полном объеме, указав на то, что погибший проживал совместно с истцом, являлся кормильцем. Истец понесла сильные душевные страдания в связи со смертью сына. Считает, что ответчик имел возможность заметить препятствие и избежать столкновения, если бы двигался с дальним светом. Считает сумму компенсации морального вреда соразмерной сложившейся практике, полагала, что погибший мог бы помогать истцу еще в течении 20 лет. Ответчик с исковыми требованиями в части размера компенсации морального вреда не согласился, полагал сумму завышенной. Дополнительно пояснил, что потерпевший Б. нарушил правила дорожного движения, лежал в состоянии опьянения на дороге. Представитель ответчика, просил снизить размер компенсации морального вреда до разумной, учесть грубую неосторожность потерпевшего, допустившего нарушение п.1.5, 4.1, 4.6 ПДД РФ, отсутствие вины ответчика, установленное следственными органами и имущественное положение ответчика, являющегося безработным. Суд, заслушав мнение сторон, изучив материалы дела, обозрев материалы проверки №, приходит к следующему. В судебном заседании установлено: Автомобиль «ВАЗ-21074» государственный регистрационный знак №» принадлежал ответчику У., что следует из пояснений ответчика, справки о водителях и участниках ДТП (л.д.33 материалов проверки). дата около 00 ч. 30 мин. у <адрес> в <адрес> У., двигаясь на автомобиле «ВАЗ-21074» государственный регистрационный знак № регион» допустил наезд на пешехода Б., являвшегося сыном истца Л., что следует из постановления о признании истца потерпевшей, письменных показаний У., постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от дата, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от дата и не оспаривается ответчиком в судебном заседании (л.д.8, л.д.31-32, 52-53, 69-70, 97-98, 100-101 материалов проверки). В ходе данного дорожно-транспортного происшествия пешеходу Б. была причинена тупая сочетанная травма тела в виде открыто черепно-мозговой травма тела, повлекшая тяжкий вред здоровью и смерть потерпевшего, что следует из заключения судебно-медицинской экспертизы (л.д.14-19). Суд, в отсутствии других доказательств, считает установленным, что вина У. в дорожно-транспортном происшествии отсутствует, что следует из заключения автотехнической экспертизы, согласно выводов которой он не располагал технической возможностью предотвратить наезд на лежащего пешехода путем торможения, при этом с технической точки зрения несоответствия действий У. требованиям ПДД не усматривается; постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении У. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления (л.д.86-92, 100-101 материалов проверки) Из представленных доказательств следует, что причинению вреда способствовала неосторожность потерпевшего Б., лежавшего в ночное время на проезжей части в нетрезвом состоянии, что в совокупности следует из вышеуказанных показаний У. имеющихся в материалах проверки из которых следует, что наезд произошел на лежавшего на проезжей части потерпевшего; протокола осмотра места происшествия и автомобиля, согласно которым наезд на потерпевшего произошел на проезжей части по ходу движения автомобиля ответчика; заключения автотехнической экспертизы, установившей несоответствие действий потерпевшего требованиям п.1.5, 4.6 ПДД РФ и причинную связь этого нарушения с ДТП; заключения судебно-медицинской экспертизы согласно которой потерпевший при причинении ему телесных повреждений находился в полусидячем либо близком к такому положении и получил травму при ударе выступающими передними частями автомобиля, установлена сильная степень опьянения. (л.д.14-19, л.д.6-8, 9-29, 31-32,52-53, 69-70, 86-92 материалов проверки). Ответчик, как следует из представленных документов ответчик на момент ДТП не работал, учился, в настоящее время также не работает. Оценивая доводы сторон и установленные обстоятельства, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению частично по следующим основаниям. Ст.3 Всеобщей декларации прав человека, п.1 ст.6 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.20 Конституции РФ провозглашено право каждого на жизнь. Согласно ст. 1064 ГК РФ Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В соответствии с ч. 1 статьи 1079 ГК РФ «юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств,.. и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего…. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании». В соответствии с абз.1 ч.3 ст.1079 ГК РФ Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи. В соответствии с ч.2, 3 ст.1083 ГК РФ если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094). Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно. Согласно п.23 Постановления Пленума Верховного Суд РФ от 26.01.2010 N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина” при отсутствии вины владельца источника повышенной опасности, при наличии грубой неосторожности лица, жизни или здоровью которого причинен вред, суд не вправе полностью освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности (кроме случаев, когда вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). В этом случае размер возмещения вреда, за исключением расходов, предусмотренных абзацем третьим пункта 2 статьи 1083 ГК РФ, подлежит уменьшению. По смыслу указанных норм, при грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности, наоборот, не соблюдаются повышенные требования. Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой небрежностью или же относится к простой неосмотрительности, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего). Оценивая характер допущенной потерпевшим неосторожности, суд считает, что им была допущена грубая неосторожность. В соответствии с п.1.5. Правил дорожного движения участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда. Положениями п.4.6 ПДД установлено, что выйдя на проезжую часть, пешеходы не должны задерживаться или останавливаться, если это не связано с обеспечением безопасности движения… Требования к пешеходу, установленные п.1.5, 4.6 являются очевидными и обычными для всех. Нарушения данных пунктов правил в совокупности с тем, что они были допущены в ночное время, на заснеженной дороге, при этом потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, свидетельствуют о явной грубой неосмотрительности существенным образом, способствовавшей причинению вреда. Согласно ст.151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Как указал Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 20.12.1994 г. № 10 (с последующим изменениями) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников,… физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья… и др. В соответствии с ч.1, 2 ст.1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Поскольку вред был причинен в результате наезда на пешехода источником повышенной опасности (автомобилем), при этом имела место грубая неосторожность самого пешехода, при решении вопроса о компенсации морального вреда, необходимо руководствоваться требованиями ст.1100 ГК РФ, то есть хотя и не установлена вина ответчика, управлявшего автомобилем, моральный вред вызванный утратой истцом сына подлежит компенсации. Вместе с тем, размер компенсации подлежит уменьшению в соответствии с ч.2 ст. 1083 ГК РФ с учетом степени вины самого пешехода Б., находившегося в состоянии сильного алкогольного опьянения, допустившего грубое нарушение требований ПДД. Суд учитывает, что истец потеряла близкого человека, осталась без его поддержки, находясь в пожилом возрасте, в связи с чем испытывала сильные нравственные страдания. Требования о возмещении дополнительных расходов, расходов на погребение, возмещении вреда в связи со смертью кормильца не заявлены, поэтому доводы представителя истца о том, что компенсация морального вреда должна быть соразмерной содержанию, которое бы истец получала от умершего, суд в данном случае во внимание, при вынесении решения не принимает. С учетом характера причиненных истице нравственных страданий и переживаний, фактических обстоятельств причинения вреда, наличия грубой неосторожности в действиях потерпевшего, отсутствия вины в причинении вреду у ответчика, имущественного положения ответчика не имеющего работы в настоящее время, с учетом требований разумности и справедливости, суд считает необходимым взыскать в пользу Л. компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. В соответствии с ч.1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы…пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований. Подлежат взысканию с ответчика в пользу истца в соответствии с п.3 ч.1 ст.333.19 НК РФ государственная пошлина, в связи с удовлетворением требований истца о взыскании морального вреда по 200 рублей. На основании изложенного и руководствуясь ст.198,199 ГПК РФ, Решил: Исковое заявление Л. удовлетворить частично. Взыскать с У. в пользу Л. в качестве компенсации морального вреда 100 000 (сто тысяч) рублей, а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 200 (двести) рублей. Решение может быть обжаловано в течение месяца с даты изготовления решения в окончательной форме в Пермский краевой суд через Осинский районный суд. С решением суда в окончательной форме стороны вправе ознакомиться начиная с 16 июля 2012 г. Судья Д.А. Пьянков

Взыскать с ООО “Росгосстрах-Поволжье” в пользу Б. в возмещение расходов на погребение 37 352 (тридцать семь тысяч триста пятьдесят два) руб. и расходов на оплату услуг представителя 3000 (три тысячи) руб. всего: 40 352 (сорок тысяч триста пятьдесят два) руб.

В иске Б. к И.А.А. о взыскании компенсации морального вреда – отказать.

В кассационной жалобе Б. просит данное решение в части отказа в иске о взыскании компенсации морального вреда отменить и вынести в этой части новое решение, удовлетворив исковые требования истца в этой части, так как по мнению кассатора решение в этой части вынесено с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав лиц, явившихся по делу, судебная коллегия находит решение суда в части отказа истцу в иске о взыскании компенсации морального вреда отменить, в остальной части решение оставить без изменения.

Согласно ст. 935 ГК РФ Обязательное страхование 1. Законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать:

жизнь, здоровье или имущество других определенных в законе лиц на случай причинения вреда их жизни, здоровью или имуществу;

риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами.

В соответствии со ст. 936 ГК РФ обязательное страхование осуществляется путем заключения договора страхования лицом, на которое возложена обязанность такого страхования (страхователем), со страховщиком.

В силу ст. 931 п. 4 ГК РФ потерпевший вправе обратиться за возмещением вреда непосредственно к страховой компании, застраховавшей ответственность лица, ответственного за вред, в случаях, когда такое страхование является обязательным.

Согласно Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7.05.2003 г. N 263 п. 2 при осуществлении обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, страховщик обязуется за обусловленную договором обязательного страхования плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного настоящими Правилами события (страхового случая) возместить потерпевшему (третьему лицу) убытки, возникшие вследствие причинения вреда его жизни, здоровью или имуществу.

В ст. 1 ФЗ “Об обязательном страховании владельцев транспортных средств” в понятие “владелец транспортного средства” включено лицо, владеющее транспортным средством на законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством… и т.д.).

Согласно п. 2 ст. 15 ФЗ “Об обязательном страховании владельцев транспортных средств” по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства.

П. 54 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 263 от 07.05.2003 г., предусмотрен порядок предъявления требований о возмещении расходов на погребение погибшего.

В соответствии со ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Из материалов дела усматривается, что на момент ДТП, имевшего место 05.12.2006 г., собственником автомобиля ВАЗ-2112 гос. <…> являлась И.А.А. (л.д. 111).

05.12.2006 г. около 23 час. 45 мин. сын ответчицы И.Д.И., управляя автомобилем ВАЗ-2112 рег. N <…>, не имея водительского удостоверения, находясь в состоянии алкогольного опьянения, двигался по проезжей части пр. Гагарина г. Н.Новгорода в сторону Дворца спорта. Напротив дома N 122 по пр. Гагарина И.Д.И., в нарушение п. 1.4 и п. 9.2 Правил дорожного движения, выехал на полосу встречного движения, и совершил наезд на пешехода Б.М.С. В результате дорожно-транспортного происшествия, Б.М.С. был причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, от полученных телесных повреждений он скончался 06.12.2006 г. (л.д. 5).

14.12.2006 г. умер И.Д.И. (л.д. 24).

15.12.2006 г. следователем КМО по расследованию ДТП ГСУ при ГУВД НО Комраковым Р.А. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ на основании ст. 24 ч. 1 п. 4 УПК РФ в связи со смертью водителя И.Д.И. (л.д. 16).

Согласно постановления виновником ДТП является водитель И.Д.И., в его действиях усматривается нарушение п. 2.1 и ч. 1 п. 2.7, п. 1.4. и п. 9.2 ПДД, согласно которым “водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников милиции передавать им для проверки водительское удостоверение”; “водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном, или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения”; “на дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств”; “на дорогах с двусторонним движением, имеющих четыре полосы или более, запрещается выезжать на сторону дороги, предназначенную для встречного движения”.

09.07.2006 г. между И.А.А. (собственником автомобиля ВАЗ-2112 рег. N <…>) и ООО “Росгосстрах-Поволжье” был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, что подтверждается страховым полисом ААА N 0298943840. Срок действия договора с 09.07.2006 г. по 08.07.2007 г. (л.д. 91).

Гражданская ответственность И.Д.И. в порядке обязательного страхования также застрахована по данному договору от 09.07.2006 г. серии ААА N 0298943840 посредством включения его в полис в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (л.д. 91).

При наличии указанных обстоятельств суд правильно удовлетворил требования истца о возмещении расходов, связанных с погребением сына – Б.М.С., со страховой компании ООО “Росгосстрах-Поволжье”.

Сумма расходов обоснованна и подтверждается материалами дела.

Отказывая истцу в иске в части взыскания компенсации морального вреда суд пришел к выводу, что гражданско-правовая ответственность по возмещению компенсации морального вреда в связи с гибелью потерпевшего Б.М.С. должна была быть возложена на И.Д.И., управлявшего автомобилем на законном основании в силу правомочия по доверенности на право управления транспортным средством. Именно И.Д.И. является непосредственным причинителем вреда.

Отсутствие водительского удостоверения – является основанием для привлечения лица к административной ответственности, и не влияет на законность использования транспортного средства в силу гражданско-правовых норм.

Владелец источника повышенной опасности не знала о лишении ее сына водительских прав, доверенность выдавалась, когда И.Д.И. имел водительские права.

Моральный вред истцу в связи с гибелью сына был причинен в результате виновных действий И.Д.И., владеющего автомобилем на законном основании по доверенности.

Следовательно, исполнение обязательства по компенсации причиненного морального вреда должно быть исполнено лично должником, так как неразрывно связано именно с его личностью.

Однако с данными выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

В силу п. 1 ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

Судом установлено, что И.Д.И. управлял автомобилем ВАЗ-2112 рег. N <…> на основании доверенности на право управления транспортным средством от 07.09.2005 г. в простой письменной форме, выданной собственником автомобиля И.А.А. сроком на три года. (л.д. 90).

Доверенность на право управления автомобилем была выдана ответчицей И.Д.И. 07.09.2005 г., когда он имел право управления транспортным средством.

И.Д.И. был лишен права управления транспортным средством сроком на 1 год 6 месяцев по постановлению мирового судьи судебного участка N 1 Канавинского района г. Н.Новгорода от 17.10.2005 г. (л.д. 157).

Дорожно-транспортное происшествие, в результате которого погиб сын истца Б.М.С., имело место 05 декабря 2006 г., то есть сын ответчицы, являющейся владельцем источника повышенной опасности, управлял транспортным средством не имея права на управление последним.

Как видно из копии доверенности от 07 сентября 2005 г. ответчица доверила И.Д.И. право управления и распоряжения принадлежащим ей на праве собственности транспортным средством сроком на три года.

Однако в силу того, что И.Д.И. был лишен права на управление транспортными средствами в соответствии с постановлением судебного органа, то доверенность в части доверительства управления транспортными средствами являлась недействительной.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, тщательно проверить действительные обстоятельства дела и на основании собранных материалов, дав им надлежащую оценку, разрешить спор.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: после слов “в части отказа” пропущены слова “в иске”.

решение Приокского районного суда от 20 декабря 2007 г. в части отказа Б. к И.А.А. о взыскании компенсации морального вреда отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Оставить комментарий